every day is a start of something beautiful

23:24 

jd_
- эй, бревнотян!
я пытаюсь сдерживать слезы и у меня ничего не выходит.

06.05.2012 в 21:13
Пишет yasuololoid:

-147-
Название: Две половины моста.
Автор: yasuololoid
Фэндом: Homestuck
Дисклаймер: Все персонажи принадлежат Эндрю Хасси.
Персонажи: Соллукс/Фефери/Эридан
Рейтинг: G
Жанры: POV, AU, Повседневность, Драма
Предупреждения: OOC, Хьюманстак
Размер: драббл
Публикация: С указанием автора
Примечание автора: решила уйти из фикрайтерства. последняя работа.


Я всегда очень любила мост, возведенный через глубокую, бурлящую, не останавливающую свое течение реку. Металлические балки, фермы, а так же плита проезжей части, из коих состояло пролетное строение, всегда напоминали мне большую паутину, которая выдерживала железную дорогу, проложенную прямо вдоль этого моста. Поезда ходили два раза в день: утром, когда жители крохотного городка ездили в переполненном вагоне на заработок в город побольше, в котором жила я; и поздно вечером, когда все возвращались усталые домой, стараясь никому не мешать своими разговорами. Я редко ездила на этом поезде, предпочитая ходить пешком, чтобы каждый раз остановиться прямо на середине моста, забраться на самую верхнюю перекладину и смотреть вниз, на шумящую вспенивающуюся воду. С самого детства я мечтала побывать там, внизу, среди холодных потоков, ощущая, как ледяная жидкость обволакивает каждый сантиметр моего тела, как течение уносит меня все дальше и дальше, не пытаясь утащить на дно. Я бы непременно каждый день приходила к берегу, там, где устье начинает расширяться, и смотрела, как на перекатах, похожих на маленькие водопады, виднеются гладкие камни, а среди них речная живность. Я еще ни разу не переходила по камням с одного берега на другой. Наверное, это даже невозможно, ведь наша речка шириной с три, а то и больше, десятка метров.

С самого детства я мечтала жить в воде. Но чтобы попасть к речке, нужно преодолеть крутой обрыв, и еще никому из моих друзей не удавалось спуститься вниз до самого конца.

Как я уже говорила, я жила в городе побольше, которому принадлежала половина паутинного моста и вся эта речка. Но, не смотря на это, я люблю проводить время в маленьком городке, в котором живет большинство моих друзей. Хотя, разумеется, у себя дома я общалась с одним замечательным человеком. Эридан не из тех людей, с которыми легко найти общий язык. Скажу честно, последнее время он стал меня пугать своими странными мыслями.

Как-то раз, сидя на качелях, сделанных из покрышки и двух длинных цепей, мы болтали о совершенно бесполезных вещах. Уже тогда я задумывалась о том, что рано или поздно мне придется прекратить общение, пока оно не привело к чему-то ужасному.

После того дня я больше никогда не приходила к тем качелям, больше не слышала, как скрипят звенья в ржавой цепи; больше не видела, как пылится сухая земля под ногами, когда мы, раскачавшись до того, что скручивало желудок, прыгали на твердую поверхность. Я никогда до этого не делала больно людям. Я не понимала, как может что-то болеть, если нет раны, и не идет кровь. Мне казалось, что тогда я сделала Эридану неприятно, и где-то в груди, его большое сердце забилось быстрее, ударяясь о грудную клетку, тем самым причиняя себе ту самую ноющую боль, которая, не переставая, давала себе знать при любом упоминании о ней.

Эридан, в отличие от меня, всегда ненавидел мост, который разделял два города. Он постоянно твердил о бесполезности существования маленького городка, о ненужности иметь переправу через широкую речку. И однажды я узнала, что этот мост собираются уничтожить и построить объездное шоссе за пару сотен километром от него. Это было настоящей катастрофой, поэтому я, мои друзья, и еще много-много людей пытались противостоять этому во чтобы то ни стало. Конечно от нас, детей, было мало толку, но зато мы весело проводили время, постоянно находясь рядом с мостом. Мы даже устроили там свой собственный штаб, развесив по балкам разные вещи, которые бы создавали впечатление второго дома.

Спустя 4 месяца мост стали разбирать, постепенно стирая каждую частичку воспоминаний, связанных с этим прекрасным местом, с бурлящей рекой, с головокружительной высотой, гулом проезжающего поезда, стуком колес о рельсы.. Находиться там стало опасно – можно было пораниться о любую деталь, выступающую из под конструкции. Но, не смотря на это, мы все равно постоянно туда приходили.

С самого утра, когда солнце еще не встало, я тихо выходила из дома и, не дожидаясь поезда, бежала к мосту. Еще издалека, когда разобранные балки походили разве что на ряд срубленных в лесу деревьев, я уже могла различить на другом конце берега силуэт Соллукса, который не спеша направлялся мне навстречу. Я, не останавливаясь ни на секунду, махала ему так, чтобы он мог меня заметить. Мои длинные волосы развивались на ветру, путались, мешались; длинная юбка постоянно оказывалась помехой и стесняла мои движения. Но я не обращала на это внимания, когда видела, как Соллукс, подняв руку, сдержано махал мне в ответ. Я добегала первой и пыталась восстановить сбившееся дыхание, поправляла юбку и запутанные волосы; а Соллукс, облокотившись на одну из перекладин, рассматривал остатки моста.

-Соллукс, а ты знаешь, что я всегда мечтала жить в воде? – Говорила я, сидя на железном выступе и болтая ногами.

-Ты говоришь это каждый раз, когда мы приходим к этой речке, Феф, - Отвечал парень, усаживаясь рядом со мной.

-Неужели? – рассмеялась я и попыталась подняться на ноги. Выступ был короткий и узкий, поэтому, встав, я практически не шевелилась, чтобы случайно не оступиться.

-Осторожно, а то ведь свалишься, - сказал Соллукс и протянул мне свою руку. Я коснулась его ладони и почувствовала тепло, исходящее от нее. Мы часто держались за руки: когда пытались спуститься вниз по обрыву, когда убегали от строителей, прогонявших нас с моста, когда лежали на траве и, щурясь, смотрели на солнце, лазурное небо и большие, похожие на морскую пену, облака. Мне нравилось это ощущение моей ладошки в его ладошке. Будь моя воля, я бы всю жизнь держала Соллукса за руку.

Он заметил, что я о чем-то задумалась, а я, тихо рассмеявшись, снова села рядом с ним. Странное дело, никто из нас не боялся высоты, поэтому я никогда не упиралась ни в одну перекладину и всё, что защищало меня в этот момент - это близость Соллукса.

Так мы могли просидеть до самого прихода ребят, которые обычно подтягивались к полудню.

-Знаешь одну штуку, - начала я, всматриваясь в отделявшую небо с полем зеленную полоску леса.

-Какую штуку? – спросил брюнет.

Я прикоснулась свободной рукой к месту, где должно быть сердце Соллукса.

-Ты чувствуешь тепло? Ты чувствуешь, будто внутри горит маленькое солнце? А, Соллукс? – спрашивала я, смотря прямо ему в глаза.

-Что ты имеешь в виду? – отвечал он, кладя свою руку поверх моей. – Тепло я чувствую, но только когда ты рядом. Больше такого никогда не происходит.

И тогда я улыбалась так искренне, так счастливо, как только могла. Он ощущал то же, что и я, а, значит, его сердце, подобно огромному океану, вмещало в себя то бесконечное чувство, которое я никак не могла описать словами. Его можно было сравнить разве что с силой речного потока, со скоростью ветра, свистящего сквозь крону деревьев; с ярким лучом солнца, отражающимся на любой блестящей поверхности.

Когда солнце достигло своего зенита, воздух начал плавиться, и на расстоянии двадцати метров уже ничего нельзя было точно разглядеть. Вдруг вдалеке я увидела приближающуюся фигуру, и только спустя несколько минут смогла узнать Эридана, который быстрой походкой направлялся к мосту. Я не стала говорить Соллуксу, что увидела его, потому что отношения у них давно не заладились, а о дружбе не могло идти и речи.

Не дойдя до нас двух метров, он остановился и грозно взглянул на Соллукса. Но на самом деле я догадывалась, зачем он пришел.

-Что, прохлаждаетесь? – спросил Эридан, скрестив руки на груди.

-Наслаждаемся теплой погодой, - улыбнулась я, - не хочешь присоединиться?

-Да, правда, не хочешь ли к нам двоим присоединиться? – съязвил Соллукс, пытаясь показать, что так или иначе Эридан всегда будет лишним.

-Замолчи, Каптор! – вспылил парень, поправляя очки. – Я вообще здесь по другому делу!

Я вздрогнула, припоминая наш последний разговор. Ветер набирал силу. Внизу был слышен шум речки.

-Вы же знаете, что мост рано или поздно разберут. Зачем вы постоянно сюда приходите и пытаетесь что-то изменить? –недоумевал Эридан.

-Потому что мы любим это место! – наконец ответила я, пытаясь не злиться.

-Я решил поговорить с теми, чья была идея уничтожить его. –усмехнулся Эридан и сделал шаг навстречу нам. Я сидела неподвижно, сжимая руку Соллукса.

-Тебя никто не послушает, Ампора. Ты не сможешь заставить их собрать мост заново. – проговорил брюнет, отпуская мою руку и спрыгивая с балки.

-Что? Я не хочу заставлять делать их такие абсурдные вещи. Я подумывал о том, чтобы присоединиться к зачинщикам. – протянул Эридан.

-Что ты сказал? – разозлился Соллукс. – Ты предатель!

Дальше я уже ничего не слышала. Ветер начал шуметь так, что я могла уловить лишь редкие отрывки фраз. Мальчики начали драться, а я, надрывая голос, кричала, кричала, кричала, пытаясь их остановить. Я не могла поверить, что Эридан смог так поступить со всеми нами. Я чувствовала, как дрожит мост, как скрипят железные детали; слышала, как выкручиваются винтики и падают в воду. Это было похоже на мое воображение, но я чувствовала, что, если я сделаю хоть одно движение, мост разрушится.

Спустя какое-то мгновение я ощутила рядом толчок. Я опустила взгляд вниз и увидела Соллукса, который, ударившись о металлический карниз, потерял сознание. Я спрыгнула с бруска и, не помня себя, кинулась на Эридана. Что такое физическая боль, я прекрасно знала.

Он сильно толкнул меня, и я оступилась. Позади меня была разобранная часть моста, и между двумя трубами виднелся промежуток. Как я уже говорила, никто из нас никогда ни за что не держался, потому что не боялся высоты. Но сейчас рядом со мной не было Соллукса. Я на мгновение взглянула в глаза Эридана и не увидела там ни капли сожаления. Неужели сердце, которое так пострадало от моих слов, больше не может чувствовать?

Я падала медленно, видя перед собой небо и слыша шум течения. Мост постепенно удалялся, и я думала, что, наверное, вижу его в последний раз. А затем темнота, страшная, неизвестная. Я не почувствовала холода воды, я не смогла ощутить на себе бурлящий поток, я уже не видела, как меня накрыло течением.

Последним моим чувством был не страх, не ненависть и даже не отчаяние; а сожаление. Больше всего на свете я тогда жалела, что Эридан лишил меня мечты встретиться с речкой при жизни.

URL записи

@темы: фандомное

URL
   

главная